Хорошие родители могут многое дать ребенку, но также имеют полное право и даже обязанность с него требовать. Герой этого интервью — Николай Иванович Козлов, профессор, доктор психологических наук, ректор Университета практической психологии, создатель и руководитель старейшего в России тренингового центра «Синтон», основатель и главный редактор портала «Психологос», автор книг по популярной психологии, расходящихся по стране многомиллионными тиражами, отец пятерых детей. Николай Иванович — специалист позитивный, но далекий от идеи об изначально светлой и доброй природе каждого человека. По его мнению, ребенка нужно воспитывать и часто жесткими методами. Недавно Николай Иванович систематизировал свои взгляды на воспитание в книге «Простое правильное детство». Как мамам и папам совмещать силу и теплоту, как научить ребенка быть счастливым, успешным и вдохновить его подарить все это следующим поколениям — читайте ниже.


— Вы иногда публично говорите о том, что сейчас вам хватает мастерства оценить личность даже по фотографии. Можете ли вы, просто взглянув на фотопортрет человека, понять, какое у него было детство?

— А какая разница? Важно, каков человек сейчас. Знать прошлое — это под какую задачу? Исследование Дэвида Майерса, изложенное в его учебнике социальной психологии, показало, что события раннего детства практически никакого воздействия на жизнь человека не оказывают, за исключением тех случаев, когда некто верит в это определяющее воздействие, помнит или сочиняет события детства, пережевывает это в сознании чуть ли не ежедневно. Тогда реальные воспоминания или воображаемые конструкции будут определять человеческую жизнь, поскольку это уже не прошлое, а настоящее.

— Вообще, что такое психологическая травма?

— Точного определения психотравмы нет. Сколько я ни смотрел специальной литературы, ясности не находил. У нас на «Психологосе» есть статья на эту тему, там пять-семь признаков. Все они предельно размытые. Интерпретировать их можно как угодно. Суть в том, что человек при встрече с какими-то событиями начинает выдавать неадекватные реакции, скорее депрессивного плана, иногда отключается голова, включается регрессивное детское поведение. Например, ребенок получил двойку. Адекватно было бы почесать затылок, сказать: «Пап, мама, ругайте меня не сильно, я пойду заниматься». Другой вариант: можно поплакать вместо уроков и добиться того, чтобы мама или папа с тобой посидели и все сделали за тебя. Но это еще не психотравма. Однако вероятен иной сценарий. Ребенок принес двойку, и после того, как мама сказала «так, за уроки!» или не дай бог назвала лентяем, он плачет навзрыд, ничего не слышит и на несколько дней становится неадекватно плаксивым, с плохим настроением, аффективно реагирующим на любое замечание. Вот уже после подобного многие родители говорят: «Почему ты ребенку сказал, что он неумеха или что дочка толстая?» Ну да, она объедается конфетами без меры, но ты же оскорбляешь ее тонкую психику! Это происходит в тех семьях, где родители не имеют авторитета, не умеют управлять ребенком. В семьях старообрядцев, в семьях кавказских регионов какие психотравмы? Хоть одна где-либо фиксировалась? Ты должен вести себя как следует, ты должен заниматься младшими детьми, если ты старший, ты должен помогать родителям, для этого будь бодр и энергичен, старших слушайся. Никто тебе не разрешит разыгрывать грусть и печаль дольше нескольких минут, и то по ходу какого-то дела. Известно, что все депрессии и душевные проблемы характерны для жителей городов, но не деревень. Чем больше цивилизации и комфорта, тем выше склонность к депрессивным состояниям. Давай ты поедешь в деревню, где удобства на улице, и там попереживай. Замучаешься! Печку надо растопить, за скотиной следить, за водой сходить, дрова порубить. Какая у тебя печаль-депрессия? Алкоголизм там возможен, депрессия — нет.

— Тогда почему же со стороны кажется, что «травма» - чуть ли не центральное понятие в психологии, психотерапии?

— Разговоры о травмах начали появляться в мире и в России не раньше 60-х годов XX века. До этого в истории человечества их не было. Шестидесятые — интереснейший исторический период, время хиппи, рок-н-ролла, в моду входит лозунг «живи быстро, умри молодым», стало престижно быть юным в любом возрасте, авторитет взрослых и пожилых практически исчезает. Появилось множество работ, критикующих авторитаризм, в том числе со стороны старших поколений. Утверждалось, что мы сами в любом возрасте определяем свою жизнь. Возник категорический протест против жестких методов воспитания, а я переведу: против мужского воспитания. Расцвело и укоренилось представление о том, что именно женщины могут и должны иметь решающее слово в воспитании детей. Разговор о травмах — это женская тема, женский язык, женская придумка. Посмотрите советские фильмы, например «Подкидыш». Вспомните, как брат этой сияющей девочки говорит ей: «Я тебе голову отвинчу!». У нее хоть что-нибудь колышется? Дети между собой колошматятся вовсю, и что же, где там психологические увечья? А если папа или мама повысят голос, то сразу бабушка или кто-то еще скажет: «Почему вы наносите психологическую травму?» И любой ребенок теперь элементарно «травмируется», сделает обиду, печальные глаза, потом уйдет в депрессию. Одна моя ученица рассказывает наблюдения за своими детьми. Дочка пошла в детский сад довольная, счастливая, но однажды увидела там плачущую девочку, призадумалась и на следующий день всю дорогу до садика плакала. Причем переступает порог сада — там слезы высыхают, а по дороге рыдания. Что только мама не делала! В конце концов дочка сказала что-то вроде: «Мама, я хочу плакать, не мешай мне это делать. Ты меня не отвлечешь, не подкупишь, я хочу плакать!» Лишь женское сердце отзывается на рыдания ребенка как на психотравму. А плачущий в это время что делает? Занимается дыхательной гимнастикой! Дети любят двигаться, дети любят орать. Ребенок с одинаковой легкостью плачет и смеется, часто с минимальными временными промежутками между этими эмоциональными акциями. Он развлекается как минимум в половине случаев. Или он смотрит, как его плач воздействует на родителей. Когда ребенок видит, что на этого родителя плач влияет, то он ему и плачет. Такому научается уже трехмесячный младенец, а по мере взросления ведь дети не глупеют. На папу и маму действуют разговоры о психотравме, плач и обиды? Ребенок это предоставит и в полной мере продемонстрирует.

— Какие зарубежные модели воспитания кажутся вам наиболее вдохновляющими?

— Идеальной нет, у каждой есть плюсы и минусы, но несколько назову. Сначала стоит упомянуть воспитание в культурах с убежденностью в своей «богоизбранности». Это еврейские семьи, например. Второе: в Штатах очень успешны дети из семей мормонов, у них все строго, отсутствует такое понятие, как развлечение, они аскетичны и при этом порядочны. Их ключевые ценности: работа, цельность, обязательность. И третье: китайцы и другие азиаты, у них есть стремление пробиться, присутствует привычка работать и требовать от детей. Китайские мамы — абсолютно жесткие, они понятия не имеют о психологических травмах, гоняют своих детей по полной программе, ругают, заставляют, четверка ребенка — семейная трагедия.

— В своей книге «Простое правильное детство» вы делите родителей на три основные группы: проблемные, обычные и продвинутые. Зачем нужно так классифицировать родителей и как маме или папе оценить свой уровень?

— Твой уровень как родителя показывает, насколько тебе позволено вмешиваться в жизнь ребенка, в том числе иногда довольно жесткими методами. Вопрос непростой. Вообще я размышлял, стоило ли мне писать книжку о воспитании детей? Ведь есть прекрасная работа Юлии Борисовны Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?», это великолепный автор, исключительный человек, и то, что ее книга уже долгие годы классика российской педагогики среди психологов, — более чем заслуженно. Если вы, родители, в себе не уверены, то читайте Юлию Борисовну Гиппенрейтер, и будет и вам, и ребенку счастье. Если у вас возникает вопрос «а могу ли я?», то лучше помягче. В других случаях есть и уверенность в своих силах, и возможность взяться за воспитание детей серьезным образом. Для меня существует простой показатель: когда ты по жизни как взрослый человек доказал, что можешь быть хорошим руководителем, — воспитывай смелее. Ты во взрослом коллективе, в походах, в армии умеешь рулить, тебя люди уважают, в сложных ситуациях обращаются к тебе, на тебя можно положиться, не тебя тянут по жизни, а ты вытягиваешь других? Из тебя получится продвинутый родитель! Умеешь с людьми решать вопросы — значит, способен и даже обязан со своими детьми начать обращаться как со взрослыми. Миф о том, что ребенок маленький и имеет право на особый статус, думаю, вредный. Сколько лет этому мифу? Полагаю, около ста пятидесяти, не больше. Только с середины XIX века появилось такое отношение к детям. Ранее они были маленькими взрослыми. Ребенок уже с двух лет работал на огороде, старшие дети занимались младшими, все были включены в хозяйство на общих основаниях. Потом появилось понятие «детство». Сначала оно длилось два-три года, потом растянулось до семилетнего возраста, затем до восемнадцати, сейчас откройте Интернет, и вы увидите следующее: детство у девушек кончается с первой беременностью, у мужчин не кончается никогда. Приехали. Пожалуйста, начинайте к детям относиться как к взрослым людям. И тогда они с детства будут знать, что есть порядки, обязанности, а у вас будет возможность управлять их поведением и, например, предупредить негативизм в отношении к себе, к другим и к жизни. Дело в том, что если детьми не «рулить» достаточно внимательно, то в возрасте с 4 до 12 лет они осваивают в первую очередь весь привычный негатив: начинают скучать, обижаться, ругать себя, осваивают усталость, застенчивость, неуверенность в себе, страхи, тревоги. Это выученное поведение, и в случаях, когда родитель не предупреждает такие вещи, дети заигрываются в подобные эмоции и состояния. Чтобы у моих детей это было?! Да при первых признаках я подойду и скажу: «Что за дела? Ну-ка личико поправь, родная, расскажи, какие у тебя сейчас решения» и прочее. Дети болеть начинают! Ближайшая контрольная — что дети придумывают? Думаю, все знают.

— В детстве умеешь и по-настоящему заболеть, коли надо, даже врать не приходится.

— Легко. У нас с этим так. Допустим, жена говорит: «Дочка, похоже, простудилась». Смотрю в глазки дочери: «Лапуль, мне говорят, что ты, кажется, заболела». Она внимательно-внимательно глядит на меня и начинает быстро взвешивать. Она понимает, что такое у нас режим здоровья и что такое режим «заболела». Если ребенок у нас здоров, то жизнь веселая, бодрая, живая, все хорошо и радостно. У заболевшего ребенка постельный режим. С кровати не встаем. Телевизоры и компьютеры категорически запрещены для ослабленного организма и психики, - это, конечно, не обсуждается. Каждые полчаса-час обязательно нужно встать, сходить прополоскать горло, вернуться и лечь. Все лекарства принимать, не шуметь, лежать тихо. А когда будешь выздоравливать, то понятно, чт

2017-07-14
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (psychologos Психологос)
Портал «Клуб Здорового Сознания»
2015 - 2021


Карта сайта
+7 (901) 513-93-63
Email:
Связаться с нами