Шел 1993 год. В то время я снимал 2-х комнатную квартиру, в которой мы жили с младшим сыном Ильёй, которому исполнилось двенадцать лет. Старший сын учился в музыкальном училище и жил в другом городе, часто приезжая на выходные. Тогда у меня были хорошие возможности в реализации новых знаний по воспитанию младшего сына.

Учился он неважно, но благодаря хорошей памяти и сообразительности ему удавалось заканчивать четверть без двоек. И принимая во внимание переходный возраст и его трудный характер, я решил сосредоточиться в большей степени на формировании мужских качеств.

Я понял, что можно воспитывать без запретов и наказаний, главное передавать желаемую свободу подростку вместе с ответственностью. Для этого я поставил перед собой задачу: научиться эмоционально не реагировать на любые выходки сына, то есть сохранять полное внутреннее спокойствие. Только через полгода я справился с этой задачей. Это было необходимо для реализации целей воспитания.

В один из дней, придя вечером домой, я обнаружил, что большой китайский термос оказался разбитым. Спокойным голосом я стал расспрашивать Илью, что произошло. Оказывается, он хотел попасть в открытый термос тонкой длинной палочкой, и, похоже, это ему удалось.

Я взял термос и стал рассказывать про его устройство. Я говорил, что это сосуд в сосуде, и делаются оба из стекла, внутри покрыты зеркальным составом. К тому же между сосудами выкачен воздух. Все это делается для того, чтобы в термосе вода оставалась долгое время горячей. Теперь, выезжая на природу, у нас будут проблемы с чаем. Илья слушал меня с интересом. Сохранив спокойствие и добродушие, мы закончили разговор.

В ближайшие выходные, на нашем безотказном «Запорожце», мы выехали на природу. Утро было холодное, поэтому захотелось что-нибудь съесть и выпить горячего. Всегда я брал с собой термос. Илья, забыв, что разбил термос, попросил чаю. Я сказал, что термоса нет, поэтому, если он хочет чаю, то нужно развести костер и согреть его в котелке. «Могу помочь»,- предложил я, - если готов, то идем за дровами». Затем, Илья наломал дров, разжег костер. Я помог ему поставить колья для костра, остальное он делал сам. Через полчаса мы пили отменный чай, к тому же успели проголодаться и с удовольствием поели. Я поблагодарил сына за чай. На что он ответил: «Теперь нам термос не нужен». «А если был бы сильный дождь?» - в свою очередь спросил я. Не дожидаясь ответа, я сказал: « Мужчина должен быть предусмотрительным и быть готовым к любым неожиданностям». Илья, молча, размышлял. Я в свою очередь подумал, что урок с термосом удался.

Как-то раз я заметил, что Илья стал воровать мелкие деньги, которые находились в открытом доступе в шкафу в прихожей. Он был мальчишкой с сильным характером и уже отчаянно рвался к независимости. Я уже знал, что проповеди и увещевания на него не подействуют, поэтому сделал следующее: добавил ещё немного денег туда, где они находились. Стал вести каждодневный подсчет. Эти записи я вел две недели, строго соблюдая конспирацию. В общении я сохранил юмор и иронию, давно встроенную в нашу жизнь. Разговоры в таком ключе давали ему чувство свободы и взаимопонимания, а также развивали его неординарное мышление.

Через две недели у нас состоялся следующий разговор: «Как ты думаешь, тебе хочется стать взрослым, ходить, куда хочется покупать, что хочется? Если бы у тебя сейчас появились деньги в достаточном количестве, ты бы стал взрослым?»

Подумав, сын ответил: «Наверно нет». « Видишь ли, - продолжал я, - взрослые отличаются от детей тем, что отвечают в обществе не только за свои поступки, но и за поступки своих детей. Я понимаю, что ты хочешь стать взрослым. Возможно, поэтому ты брал деньги в прихожей для своих нужд, не сообщая мне об этом». «Я не брал», - сказал Илья.

Посмотрев на сына с любовью, я спокойно объяснил ему, когда и сколько он брал денег. Илья стоял, медленно краснея. «А знаешь, - сказал я, - у меня есть интересное предложение. У тебя могут быть свои деньги, но с небольшим условием. - Илья оживился и стал слушать с большим вниманием. - Я буду давать тебе часть своих денег вместе с соответствующей ответственностью. Как отец, я отвечаю за твое питание, то есть покупаю продукты и готовлю еду. Сейчас я посчитаю, сколько денег уходит на твое питание».

Через минуту я назвал сыну сумму, специально немного завышенную, чтобы заинтересовать его этим экспериментом. «Каждый день я буду давать тебе эти деньги. Ты будешь иметь право распоряжаться своими деньгами по своему усмотрению. Покупать сам продукты и готовить себе еду. Можешь договориться со мной, и я за умеренную плату приготовлю тебе то, что ты пока не умеешь. Сэкономленные деньги ты можешь использовать по своему усмотрению. Если ты согласен, то мы как взрослые составим договор, и с завтрашнего дня приступим к его выполнению». Такое моё предложение сына заинтересовало, и он согласился. Мы всё проговорили и записали, отметив, что договор, может быть, расторгнут сыном в любой момент.

Утром следующего дня после завтрака я выдал Илье расчетную сумму, пожелал ему успехов и ушел на работу. Вечером он доедал, оставшиеся со вчерашнего дня макароны.

А в обед, он сказал, что купил два пирожка и их съел. Надо сказать, что сын был крупным, подвижным, слегка полноватым, и любил поесть, особенно мясную пищу.

Второй день мало отличался от первого. На обед он опять сварил себе макароны, которые купил в магазине. Вечером их доедал и пил чай с двумя сникерсами. Хоть у сына был сильный характер, но я понимал, что на таком ограниченном питании он долго не продержится.

Утром третьего дня он попросил у меня тарелку моего вегетарианского борща на обед. Я одобрительно согласился, уменьшив при этом выдаваемую ему сумму. В свою очередь предложил сварить ему мясной суп. Но сын, узнав, сколько это ему будет стоить денег, отказался.

Он был лидером среди своих друзей, и наличие у него денег заметно поднимало его авторитет.

На четвертый день он пожарил себе немного колбасы, и пил чай с сухарями.

На следующее утро, в воскресенье, я обнаружил, что в холодильнике не достает: 3-х яиц, тарелки борща и банки рыбных консервов. Я понял, что ночью сына мучил голод, и он не выдержал. Когда Илья проснулся, я у него спросил: «Ты не знаешь, кто вчера холодильник забыл закрыть. Ночью мыши залезли в него и погрызли там всякую еду». Речь моя была наполнена добрым юмором и иронией.

Всем своим видом я показывал, что совсем не думаю, что это сделал он. После небольшой паузы, опустив глаза, Илья признался в «содеянном». «Ну что ж, в жизни всё бывает, - сказал я с улыбкой. - Главное, что еда мышам не досталась».

Денег, которые я выдал сыну, было намного меньше. Я вычел из расчетной суммы стоимость съеденных продуктов ночью, при этом объясняя Илье, каким образом я выполнил расчет. Сын грустно посмотрел на оставшиеся деньги и, молча, стал собираться на улицу. Вечером он попросил меня сварить ему кастрюлю мясного борща, которого ему хватило на три дня.

На десятый день, вечером, смотря на меня просящим и одновременно понимающим взглядом, Илья сказал: «Папа, давай как раньше». «Ну что ж, - сказал я, - будем жить как раньше. Главное это твое решение. Взять часть ответственности отца за свою жизнь - это смелый поступок настоящего мужчины. Ты продержался десять дней, для первого раза это неплохо. Для того чтобы идти по жизни легко и свободно нужно многому научиться, и я могу тебе в этом помочь, если ты конечно захочешь.

Разговаривая с сыном, я чувствовал с его стороны гораздо большее понимания, чем раньше. Деньги он больше не воровал.

Через неделю я сообщил ему следующее: «Я предлагаю тебе сыграть со мной в игру «Учимся готовить быстро и весело». Каждый этап игры заканчивается вкусным блюдом по твоему выбору из предоставленного меню. Я показал ему «Книгу о вкусной и здоровой пище», где на первый раз он выбрал котлеты с картофельным пюре. Илья согласился.

«Тогда идем на базар покупать продукты».

Я понимал, что весь процесс обучения должен происходить весело и интересно, и может в перспективе привести к самообучению. Подойдя к прилавку, я объяснял: «Вот видишь,- это мясо еще вчера бегало, поэтому оно такое бодрое. А это, грустное и печальное, потому что долго лежало в морозильнике».

С улыбками и прибаутками я помогал сыну выбирать все необходимые продукты по списку, который он держал в руке. Покупал он все самостоятельно, я помогал ему только советами.

И вот мы приступили к приготовлению пищи. «У всякого продукта, - говорил я, - есть своя сказка, особенность, хитрость. Вот взять, к примеру, лук. Он один из самых хитрых продуктов. Чтобы с ним человек не делал, а он так и норовит укусить его за глаза. Чего только умельцы не придумывают. Одни надевают очки для плавания, и даже противогаз. Другие применяют вентилятор, и даже пылесос. Наиболее терпеливые люди просто обливаются горючими слезами. Сейчас я тебе открою секрет, который поможет тебе подружиться с луком навсегда. Смотри и запоминай. Берём луковицу, смотрим на нёе добрым взглядом, мысленно благодарим за ее пользу. Затем быстро чистим мокрым ножом, ополаскиваем её и нож, быстро разрезаем луковицу на две половинки и кладем в заранее приготовленную кастрюльку с водой. Лук может лежать там некоторое время по нашей необходимости. Если его нужно мелко нарезать, то доску, на которой мы это будем делать, необходимо смочить водой, и нож тоже. После этого нарезанный лук можно переложить в тарелку и накрыть крышкой или в сковородку, которую тоже накрыть крышкой»

Протянув вторую луковицу Илье, я сказал: «Теперь твоя очередь. Пока ты режешь лук, я весело поговорю с картошкой. Ты знаешь, она разрешила снять с себя одежду одной очисткой». «Как это», удивился сын. «Вот смотри». Я быстро, не отрывая ножа, расправился с большой картофелиной. В одной руке была она, а в другой одна длинная фигурная очистка. Дальше все мы делали вместе, резали мясо, крутили фарш. И вот, прошло немного времени, и на плите варился картофель, жарились котлеты, распространяя вкусный аромат.

«Следи за котлетами, а я тем временем приготовлю маленький сюрприз». Достал из холодильника свежий кочан капусты и быстро сделал вкусный салат. Как важно с улыбкой и благодарностью накрыть красиво стол, и весело посмотрев друг на друга, приступить к обеду. Илья с удовольствием ел. Допив чай, он спросил: «Папа, а что мы будем, есть на ужин». «Можно блины или хитрую кашу, но вообще предлагай сам. Ты же у нас сейчас специалист по меню». Разговаривая с сыном, я понял, что игра началась.

Две недели мы готовили с ним разнообразные блюда, комбинируя со специями. Для некоторых из блюд, при их приготовлении, я придумал дополнительную специю: музыку.

Я все время шутил и напевал песни. Илья втянулся в эту затею и сам пытался что-то придумывать. Если в начале игры моё участие было процентов 80, то в конце её мы поменялись местами.

Закончились две недели, и Илья спросил: «Папа, а почему ты так вкусно и разнообразно раньше не готовил?». «Видишь ли, - сказал я, - мужчина должен уметь всё, но воину не годится много времени проводить у плиты. Поэтому пища его должна быть простая, полезная и быстро готовиться. Для себя я подобрал набор блюд и чередую их по необходимости. Ты же можешь сделать то же сам

2017-07-14
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (psychologos Психологос)
Портал «Клуб Здорового Сознания»
2015 - 2021


Карта сайта
+7 (901) 513-93-63
Email:
Связаться с нами